Vampire Knight

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vampire Knight » Лунное общежитие » Комната старосты Ночного класса


Комната старосты Ночного класса

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

...

0

2

День! Добрый день... Хорошо, что у Сары отличные внутренние часы, но странно, что ее саму никто не разбудил. Ведь она просила. Одного вполне конкретного и уже находящегося под ее властью мальчика. "И где он?" - со слабым интересом спросила она. Ей уже не раз приходилось ловить его на попытках перечить ей и совать палки в колеса. В последнее время он вел себя, как истинный пай-мальчик... А тут вдруг прямое нарушение приказа. С чего бы вдруг? Гулял где-то всю ночь и не успел вернуться? Сара потянулась своим сознанием к его, используя Узы... Нет, мальчик был здесь. Рядом. Интерес женщины увеличился.
Она скинула ноги вниз, покидая уютную постель. Королева давала еще один шанс своему подданному: на то, чтобы умыться и высушить волосы у нее всегда уходит немало времени, а без завершения туалета она из комнаты не выйдет. Если Такума не успеет появится до того момента, как она закончит приводить себя в порядок... Что ж, тогда ее интерес вырастет еще больше, и весьма маловероятно, что это хорошо закончится для мальчика, посмевшего опять бросить ей вызов. Да, к тому же сделать это так нагло и не вовремя.
Сара не заправляла кровать - не королевское это дело, зато ванну принимала сама, одна. Слишком это было интимным и приятным, чтобы позволять какой-то прислуге вмешиваться в этот процесс. Сама отрегулировала воду и добавила ароматной пены, полежала несколько минут наслаждаясь покоем, неспешно помылась бережно оттирая белую кожу и осторожно перебирая золотые локоны. И все это время королева не думала ни о стратегическом, ни о тактическом своем плане, и поэтому безмятежная улыбка не уходила с ее губ, а в голове журчал какой-то весьма старинный мотив.
Когда женщина вышла из душа, она уже такого удовольствия - не думать - себе позволить не могла. Тем более, что ее мятежный рыцарь все еще задерживался. Сара, чувствуя уже нарастающее раздражение, кивнула, признав факт его отсутствия, раскрыла и расшторила окно, и села перед ним сушить волосы, которые никогда не знали фена. Яркое, почти полуденное солнце несказанно злило королеву, но зато таким образом они высохнут как раз к тому моменту, когда будет пора идти на экскурсию.
Хорошая идея эта экскурсия. Весьма полезная. Для нее.

0

3

Солнце... иногда он думал, что ему следовало бы родиться не вампиром. Он одновременно и любил. и терпеть не мог солнечный свет - он грел и ласкал, одновременно крайне раздражая глаза и делая его сонным и вялым. Вот и сейчас он, валяясь в своей постели, на которую падал проскользнувший в щель между шторами луч света, жмурился не очень довольно, но при этом все равно подставлял заспаное лицо теплому потоку. Еще несколько секунд... всего несколько секунд поваляться и...
Когда он в следующий раз открыл глаза, солнце уже плясало свой танец на дереве половиц. Ичиджоу рывком сел в постели, резко вдохнув душный воздух. Сердце билось часто и быстро, а в висках застучало гулко, эхом отдаваясь где-то в горле. Он глянул на часы на стене и выругался... бы, если бы умел.
Соскочив с кровати, он пулей вылетел в ванную, наспех умылся, привел в порядок (относительный) волосы, также пулей вернулся в комнату, начиная одеваться.
"Я кошмарно опаздываю. Просто... как я мог проспать?! Это невероятно!", - залпом выпив воды, он мельком глянул в зеркало - волосы все же чуть менее в порядке, чем обычно, тени под глазами и слишком яркие зеленые глаза, горящие голодом. Таблетка... где его таблетки? Он пробежался взглядом по комнате, но, не обнаружив заветную коробочку, все же пошел в коридор. Утром он завалился в кровать слишком быстро, даже не подумав о таблетках. А сейчас было некогда. Заскочив на кухню, он очень быстро собрал поднос с чисто символическим "завтраком" для той, кого он должен был уже почт час, как разбудить. И он проспал.
"Только бы она тоже проспала...", - эта надежда рухнула сразу, как только сияние золотистых волн в свете солнца, ослепило Ичиджоу. Честно признаться, он встал в дверях, как вкопанный. Но не только страх наказания был тому причиной - залюбоваться данной Белой Королеве красотой было легко. Он пару секунд не дышал, а затем шагнул в ее сторону. Поставив поднос на столик рядом с креслом, он взялся за мягкую щетку для волосы, подошел к ней с спины и без слов начал очень бережно и нежно расчесывать длинные, переливающиеся золотом в лучах солнца локоны. Глаза, начали болеть от этого блеска, казалось, будто оно светит ярче в этом отражении, чем если бы он смотрел на золотистый шар прямо. Через несколько движений щетки, не останавливаясь, он все же решил заговорит:
- Как спалось Вам, Ширабуки-сама? Прошу простить мне опоздание.
Мерные движения руки и мягкое, но тяжелое. чуть влажное золото волос Сары успокаивали. Он посмотрел на смятую постель, отметил, что надо бы ее заправить. Почти с облегчением он смотрел на затемненную кровать - глаза буквально отдыхали. Он знал, что наказание будет, но это было именно сейчас неважно. Надо просто выполнить то, зачем он здесь.

0

4

Сара уже и не ждала, что он появится. Она собиралась вставать и сама идти в комнату Такумы, чтобы выдернуть того из постели и поговорить о том, как должно себя вести Аристократу в ответ на просьбу чистокровного. Любого. Даже не важно какого. Однако же юноша явился сам, постоял в дверях, затем поставил поднос и принялся ее причесывать. Иным словом вел себя, как ни в чем не бывало. Сара предпочитала, чтобы все, кто ее окружают, всячески выказывали ей свою любовь и уважение, но от мальчика этого ей добиться не удавалось. Он всегда дерзил при первой же возможности. Он был при ней, потому что он был ей нужен.
- Не важно, - ответила она и на вопрос, и на извинение, - Оставь и закрой окно,
Холодный пристальный взгляд сочетающийся с нежной улыбкой был поднят на юношу. Сперва вежливость и дело, наказание может подождать.
- Доброе утро, Такума, - мягко проговорила она, - Ты когда-нибудь делал уколы?... Возьми в шкафу шприц и бутылку. Бутылку не открывай.
Она и не подумала подниматься, предоставив юноше самому искать в объемном, с несколькими дверьми и множеством полок указанное. Пока он не нашел, Сара продолжила расчесывать мягкие кудри, затем отложила расческу и посмотрела на бутылку из толстого пластика и ужасающего размера шприц, соответствующий ей по объему. Стенки бутылки и пробка чуть изгибались вовнутрь, выдавая разреженный в ней воздух. Женщина положила руки на подлокотники кресла, короткие рукава домашнего платья заканчивались чуть выше локтя.
- Будь любезен взять у меня кровь и аккуратно, проткнув пробку, вылить ее в бутылку, - с прежней видимой безмятежностью проговорила она.

Отредактировано Sara Shirabuki (2012-02-24 01:33:46)

0

5

Лучше бы ударила, честное слово, от ее взглядов и улыбок всегда мороз по коже. Но кому, как не ему, аристократу, склониться в поклоне перед чистокровной и улыбнуться вполне искренне своей... "госпоже". Отложив щетку на столик рядом, он коснулся в последний раз золота ее волос и закрыл окно. Едва ощутимый щелчок поворотного механизма внутри рамы и вот он уже с легким сожалением задергивает шторы и поправляет складки ткани.
От следующего вопроса он вздрогнул. Уколы?
- Нет, Ширабуки-сама. Никогда.
Что она задумала? Едва заметно брови молодого вампира сдвинулись, нахмурившись, кожа на скулах напряженно натянулась, выдавая волнение особого рода – встревоженность ситуацией. Но он молча снова поклонился и пошел к указанному шкафчику. Подавив желание поежиться от увиденного, он все же взял, как и было приказано, бутыль и шприц, аккуратно принес к столику и разложил на чистой салфетке. Подняв глаза на Сару, он на секунду залюбовался ее улыбкой. Ах, если бы она так нежно улыбалась ему еще и... искренне. Девушки куда как приятнее, когда беззаботно смеются и улыбаются действительно радостно.
Затем взгляд скользнул по оголенной белой коже предплечья, по локтевой ямке, дорожкам вен, соблазнительно близким и безмерно далеким. Пришлось сжать челюсти, наклонившись так, чтобы волосы упали на глаза. Выдавать жажду нельзя сейчас. А после срочно выпить таблетки!
- Сара-сама, но я не… - он весь похолодел. Одна мысль, что он не попадет в вену или проткнет ее от неловкого, неумелого движения, приводила в состояние ледяной статуи. И правда – пальцы похолодели. Наткнувшись на взгляд Белой Королевы он оборвал возражение на полуслове. – Я не могу, Сара-сама. Я могу позвать школьного врача – думаю, он все сделает очень быстро и… Позвольте не портить Ваше совершенство.
Он поклонился ну очень учтиво... для себя.

Отредактировано Takuma Ichijo (2012-02-27 00:32:11)

0

6

"Испортить мое совершенство?" - Сара искренне удивилась формулировке и качнула головой. В глазах отразилась холодная насмешка: "Мальчик явно переоценивает свои возможности"
- Такума, - безжалостно обрывая его лепетание, проговорила женщина, - Если бы я могла обратиться к врачу, я бы так и сделала, верно? Но я не могу...
Она поднялась с кресла и подошла к юноше, чуть наклонив голову, разглядывая его. Улыбка. Ей ли не узнать признаков Жажды? "Хрупкая бабочка у свечного огня... Красивый, но такой хрупкий мотылек. Ты сгоришь в огне моем ли, Канаме, но сгоришь. Так жаль..." - размышляла она, пока тонкие пальцы коснулись его шеи, мягко поднялись к волосам, перебрали пару золотистых, так похожих на ее пряди... "Но лучше в моем" - с осознанным желанием закончила она, прежде чем продолжить разговор.
- Сейчас ты возьмешь у меня кровь. Потом я утолю твою Жажду.
Все это так походило на гипнотизирующий танец удава перед мышкой. Она всегда была хищником. Одним из сильнейших. Кажется Сара прекратила этот танец, когда отошла от юноши, но это было лишь иллюзией. Каждая ее улыбка, жест, слова были его частью. Она продолжила, садясь в кресло:
- Для тебя думать, что ты можешь повредить мне... Слишком высокомерно, - и опять руки ровно лежат на подлокотниках кресла, а женщина с прежним совершенным спокойствием напоминает, - Мы рискуем опоздать на экскурсию, если не поторопимся.

0

7

Он подавил в себе отчетливое желание отшагнуть от нее, когда Сара поднялась и плавно двинулась к нему. Это всегда было на уровне древних инстинктов, позволяющих сохранить шкуру целой и невредимой. Сара – хищник. Коварный, миловидный на вид, но не менее опасный, чем Канаме Куран. Но, если Канаме он доверял, как себе, то здесь был вынужден подчиняться зову крови чистокровной. Стоило ее пальцам коснуться его шеи, как пульс зачастил, а сам он замер так неподвижно, как только мог. Улыбка на губах застыла, стала восковой. Правда, даже сквозь этот первобытный почти страх, он все равно не мог отвести взгляда от ее глаз.
- Да, наверное, так и есть, Сара-сама. Я, вероятно, не подумал об этом.
Пальцы в волосах заставляют прикрыть глаза, наслаждаясь краткой секундой пусть обманчивой, но нежности. Он затаил дыхание – эти пальцы в волосах могли обернуться как жуткой болью, так и... ничем для него. Она выбрала второе. Незаметно переведя дыхание, Такума снова глянул на шприц и бутыль, находившиеся на столике рядом совсем.
«Почему я так боюсь ее? Ведь Канаме-сама сильнее ее, однако, мои чувства к этим двум чистокровным настолько разнятся, что не знаю, что и думать. Ах, да… Канаме меня не поил своей кро…», - он вздрогнул, когда она, будто прочитав его мысли, сказала о том, что утолит его жажду сразу после инъекции. Он решительно взялся за шприц.
- Не стоит, Сара-сама. Я принял таблетки. Они скоро подействуют.
Заражения крови вампиру опасаться вряд ли приходится, кожу он проколол без спирта. Он постарался сосредоточиться на том, что делает – если не думать о ней, об игле и все усиливающемся запахе ее крови, то все получается неплохо. Он набрал шприц крови, задыхаясь от будто уплотнившегося воздуха вокруг. На висках проступили мелкие капельки пота – напряжение начинало перерастать все границы. Он судорожно втянул запах и вынул иглу из вены, прижав пальцем едва заметную дырочку в локтевой ямке. И что дальше? Пара секунд, он убрал палец – как и ожидалось, на коже чистокровной ни следа. Он поскорее сделал то, что от него требовалось, хотя внутри уже все просто сводило, будто стягивая нутро в черную дыру. Он знал, что глаза у него уже красные, и что даже кровяные таблетки, прими он их на самом деле, не помогли бы ему сейчас. Кровь оказалась внутри бутыли, а он пошел мыть шприц в ванную комнату, благо, она здесь была отдельной.

0

8

Под ехидным, насмешливым взглядом женщины, наверно, смутился бы и опытный врач, но мальчику было явно не до эмоций. Саре стало даже жаль его. Немного. Вампиры и люди так слабы перед чистокровными... Запах ее крови, ее близость сводил его сейчас с ума. Это было отчетливо видно, но женщина вновь была вынуждена отдать должное выдержке аристократа. Несмотря на ее навязчивый, почти издевательский, взгляд, несмотря на его Жажду, и то, что он выполнял подобную процедуру впервые, руки юноши не дрожали и глазомер был точен. Сара улыбнулась хищно, когда увидела алую радужку его глаз. Она, определенно, была права, когда выбрала именно Такуму на роль своего рыцаря.
Ее радости он, к сожалению, не разделял, и, закончив, попытался сбежать от своей госпожи. Наивный! Женщина задержалась в комнате ненадолго, с наслаждением гладя  руку в тех местах, где он только что ее касался, и, куда колол, затем встала. Бесшумность ее шагов нарушалась только шелестом платья, которое вряд ли было заметно за шумом воды, когда она вошла в ванну и нежно обняла его со спины.
- Мне бы хотелось верить, что ты не предашь меня... - негромко проговорила она, прижимаясь к нему, - Что будешь защищать меня так, как защищал бы его... Так, как защищаешь его, - тихий вздох, и она отпускает его и настойчиво разворачивает к себе лицом, - Но ты все время пытаешься играть против меня.
Прикосновением к его губам Сара заставила юношу замолчать. Она мягко взяла его руку в свою, провела от кончиков пальцев к их основанию. Также мягко надавила, вывихивая указательный.
- Пожалуйста, не надо нарушать мои приказы, специально, - жестко приговорила женщина, не отрывая взгляда от лица мальчика.
Она вправила палец обратно и откинула длинные волосы назад, обнажая шею, и, чуть наклонив голову вбок, улыбнулась:
- Ты не все закончил, что я тебе сказала.
Не нравилось ей его заставлять это делать. Нет, не нравилось. Саре, как и любой женщине, хотелось быть желанной. Раз за разом насиловать своего мальчика - в этом так мало приятного! Но он ей не оставлял выбора, ведь она должна ему доверять, и он должен быть сильнее. Ее кровь делает его сильнее...

0

9

Он даже не заметил, как прихватил рукой одежду напротив сердца. Сосредоточившись на его быстром, заполошном биении и своей жажде, он смотрел в ток раковины, куда с ровным, привычным шумом стекала вода из открытого крана, он пытался восстановить дыхание и придти в себя. Он зажмуривался до темных и алых кругов перед глазами и пытался не думать о Ширабуки Саре. Но мысли все равно скакали с образов, весьма красноречивых и ярких на желания столь жаркие, что оставалось лишь сунуть руки под прохладные струи воды.

Темная, густая такая вода с запахом... крови? Сквозь нее не идешь - продираешься... Такума удивленно посмотрел вниз, на зеркало отражающей поверхности, туда, где отражалась полная луна, подсвечивая мир иллюзиями, не давая воспринимать реальность адекватно... Рубашка... странная с широкими рукавами и пышными манжетами тончайшего кружева - он никогда такого не носил, но какие всегда нравились. Это не его сон. Точно не его... Что-то задело по щеке, мягкое и быстрое - как крыло. Резко развернувшись в сторону прикосновения, Ичиджоу ничего не увидел, кроме все той же зеркальной поверхности и берега. Берег! Ну конечно!
Важно... важно выбраться. Опять скользнувшее уже по боку крыло - ну или черт знает, что это такое - вызвавшее дрожь и... тело-предатель! Ну почему сейчас-то? Додумать не успеваешь - еще касание, и ещё, и снова, теперь уже и под водой... Все это время Такума стоит по бедра в этой черной воде и пытается справиться с возбуждением. Вспоминает, что надо идти...
Линия берега расплывается перед глазами, он хватает ртом воздух, напоенный кровью и от его густоты невозможно пропихнуть его в горло, бронхи и дальше в альвеолы. Вода теплая... слишком теплая... как... «Черт! Я не буду думать о ней, как о крови! Нет!», - в этой густой непрозрачной темноте за все это время, вампир сделал всего-то пару шагов к камышам и оплакивающим юношу ивам. Он точно знал, по кому те плачут. «Черта с два! Я не сдамся!!! Пошли прочь!»
Отбиваться от неведомых и невидимых чувственных ласк не так-то просто. Как ударить, если не видно в кого и куда? Куда бежать, если не знаешь от чего и в какую сторону? Паника задавлена в самом её зачатке. Ещё один вдох патоки, призванной быть воздухом, и движение вперед. Понял! «Как только начинаю двигаться, кто-то начинает касаться меня, будто уговаривая остаться, соблазняя...»
Сглотнув и в прямом смысле слова плюнув на очередную "ласку", юноша начал продираться к заветной темнеющей в десятке метров от него полоске берега. Десять метров кажутся милями. Ноги подкашиваются, и он по горло плюхнулся в воду после очередной "ласковой атаки", застонав. Запах и вкус "воды" не оставили теперь сомнений в её природе. «Целое озеро... откуда? Плевать! Не мое дело... Не твое, Такума?» - «А чье тогда? Ведь не случайно ты в чьем-то сне, чьей-то реальности? Кто-то здесь живет и это озеро из ее души образовалось... а почему именно «ее»?» Так чье же тогда это внемирье? Знакомый запах... Будто кровь эту он уже где-то чуял, обонял и пробовал на вкус. Опять остановился и задумался, оглядывая пространство вокруг и кусая губы все больше. Кто? Кто живет в этой теплой и густой тьме, питаясь, как вампир, кровью из этого озера? Или, наоборот - это озеро из его крови? А это точно кровь? Или, это лишь образ? Такума запустил в "воду" ладонь и поднял горсть к лунному свету. Вода... чистейшая. Попробовал на вкус с некоторой опаской... Родниковая! Черт! Вкусная и чистая... «Ничего не понимаю... ведь когда погружаешься в нее - это кровь... Так почему, стоит вытащить ее на свет из общей массы, как она становиться...?» Странно, но даже расхотелось выходить из "воды". Стало тепло и уютно в ней - как так и надо. Он улыбнулся новым ощущениям, до которых всегда был жаден и... рухнул навзничь в ее объятия, вдыхая ее вместо воздуха, давая забраться в самое душу его.

Полегчало совсем немного. И ровно до тех пор, пока она не оказалась близко настолько, что Такума едва смог подавить стон отчаяния. Еще немного и он опять упадет в заманчивое алое болото ее крови. Да, тот сон повторяется почти каждую ночь с тех самых пор, как он впервые попробовал ее кровь.
Он очнулся от воспоминания, разворачиваясь лицом к ней.
- Но я… - алые глаза все также смотрели из-под чуть влажной челки на ее прекрасное лицо, а пальцы не верили нежным прикосновениям, пусть и очень хотели этого. Нет, он не закричал, но тихий, куда как больше наполненный болью, чем крик, стон, прорвался сквозь сжатые зубы и частое дыхание. А он все не мог отвести взгляда от ее глаз. Нельзя им верить. Эта вода обманет, как и сейчас – вместо объятий, нежных и теплых, просто задушит, и захлебнуться в них так легко. Верить ей? Она действительно думает, что после такого это возможно? Канаме никогда такого не вытворял с теми, кто ему предан. Но… это не подмена ли причины и следствия? Быть может, если добровольно служить ей и она будет добра и внимательна к…
«Не льсти себе, Такума. Это просто невозможно при таком-то раскладе дел», - он снова зашипел от боли. Если не выпить крови или таблетки, будет болеть. - «Всего глоток. Всего один, Такума…»
- Потому что не хочу, Сара-сама.
Но почему же тогда ноги сами делают этот чертов шаг по разделяющему их совсем небольшом пространству? И почему он творит то, чего не должен был делать ни при каких обстоятельствах? Наверное, поэтому Канаме не позволил бы никогда ничего подобного ему. И это в свое время… печалило. А она так добра… так… щедра… Так почему же, пока клыки аккуратно, даже бережно прокалывают ее кожу, а руки обнимают стройное тело, прижимая чистокровную к Ичиджоу, по скуле прокладывает дорожку слеза?

0

10

Больно? Его лицо кривиться от боли. Мальчик едва-едва сдерживает крик, который все же вырывается сквозь зубы стоном. Больно. Льдинки глаз чистокровной наблюдают за этим со сдержанным любопытством, изучая подопытного. Вампир не должен боятся боли. Это глупо... Бессмысленно. Их жизнь наполнена не только кровью, но и болью, с умением ее причинять и принимать. С самого детства, когда пьют кровь родителей, с первого раза, когда чьи-то клыки вонзаются в собственную плоть. Но она не осуждала его. Использовала, конечно. Как же иначе? Но не осуждала. Он не такой, как она, он слабее, хоть и пытается быть сильным.
Но он сильный... С таким взглядом пытается доказать, что не хочет ее крови. Боясь боли продолжает перечить ей.
"Сила его души больше силы его тела... Эта преданность, эта верность наверняка так вкусны," - Сара размышляет настолько отстранено, оценивает, не прицениваясь, что даже такие размышления не будят Жажды этой холодной женщины. Навряд ли есть хоть что-то, способное пробудить ее чувства.
- Потому что не хочу, Сара-сама, - жестокие слова жестокого мальчика. Даже после того, как она сама попросила его о доверии, после того, как раскрылась так искренне и честно, он продолжает ранить ее.
Но она прощает. Сара с улыбкой отдается в его объятия и той боли, то он вынужден ей причинить по ее же приказу. Она сдержанна и спокойна, скрытна, даже сейчас умудряется не выдавать своих мыслей, желаний, чувств, прошлого и запланированного будущего. Женщина гладит рукой от его волос, которые убирает за ухо, вниз, к подбородку: "Ты плачешь?.. Почему?" Стало чуть любопытно, почти захотелось удовлетворить свое любопытство самым легким и полным образом. Почти. "Прости..." - с мягкой улыбкой скользнувшей на уста она опускает руку, "Ты тоже жесток ко мне."
Когда он отпустил ее, Сара покинула ванну, переоделась, и дождалась его в комнате. К моменту его возвращения, она уже была абсолютно спокойна, а в холодных глазах не отражалось не капли искренности. Королева вновь была королевой и была готова продолжить отдавать приказы:
- Такума, положи бутылку с кровью в какой-нибудь пакет и во время экскурсии, пожалуйста, отнеси ее одному моему знакомому. Он будет ждать тебя в баре... Только прошу тебя, никому не рассказывай о моей маленькой просьбе и постарайся выполнить ее незаметно. Хорошо? - ее улыбка явно обещала ему многое, в случае, если он опять рискнет пойти против нее. Сегодня, такие его действия могут сломать все ее планы, это даже немного щекотало нервы.
Сара назвала адрес бара, проследила, чтобы Такума не забыл бутылку, и вместе с ним покинула комнату.
>>> Гостиная

Отредактировано Sara Shirabuki (2012-03-04 03:53:00)

0

11

Что он мог в этих обстоятельствах? Лишь бессильно и молчаливо подтверждать догадки в собственной слабости и отсутствии воли перед чистокровной? Такого рода слабость всегда наказуема. Она не остается без последствий никогда.
И сейчас, пережидая возбужденную дрожь тела, получившего, наконец то, по чему так долго и мучительно скучало – кровь. Да еще кровь чистокровной! Он захлебывался ощущениями и близостью тела Сары, такой податливой и даже в чем-то нежной сейчас. Мелькнуло сомнение в том, что на самом деле он чувствует к Саре, но и его смела сила ее крови. Каждая ее частичка буквально вливалась в его клетки, становилась им самим и аккумулировала силы. Наверное, он стал еще сильнее и быстрее, чем раньше, но Такума о таком сейчас и не думал. Весь его мир и все ощущения сосредоточены были на одном лишь – растянувшемся до бесконечности моменте. Он слышал ее кровь, как печальную, но завораживающую песню призыва, так, должно быть, звучали бы эльфийские песни с напевами тоски и печали по тому, что уж не вернуть.
Очнулся он, будто вынырнул из того самого моря крови, что снилось в последнее время с навязчивым, неотступным постоянством. Он лишь кивнул на указания относительно дальнейших действий с бутылью и своих полномочий. На то, чтобы умыться ушло не больше минуты, но сытый румянец на скулах вызывал отвращение. С Канаме он начал было думать, что их природу можно изменить, что таблетки – панацея. Что этот голод с ними становится что-то вроде запретного, но необязательного плода. Но теперь становилось все более ясно, что это не так.
«Мои желания в играх чистокровных не имеют никакого значения. Приоритеты расставлены давно и не мною. Однако… выбирать за себя хоть что-то я все еще могу». Такума сжал полотенце и выбросил его в корзинку для грязного белья. Вышел он уже с обычным своим теперь выражением ничего не значащей благожелательности. Он вырос¸ не желание улыбаться никуда не пропало.
Чувства обострились. Идя вслед за Сарой в гостиную, он чувствовал каждое движение хозяйки своей крови… Крови, но сердца ли?

-------> Гостиная

0


Вы здесь » Vampire Knight » Лунное общежитие » Комната старосты Ночного класса